По поводу «информационной войны»…

17.06.2014

По поводу «информационной войны»…

Ведущий: В исторических документах удалось установить факты: в средствах массовой информации тех лет были довольно скупые сведения о том военном конфликте, в котором участвовали большие воинские соединения, как со стороны советско-монгольских войск, так и со стороны противостоящей нам Японии. Почему долго замалчивались итоги, что, на ваш взгляд, лежало в основе покрова таинственности. Ведь на Халхин-Голе для нашей стороны была полная победа, а для японцев – полный разгром?

Цэдэв: Императорская Япония, так хвалившаяся до этой битвы своим самурайским духом, сражавшаяся до последнего воина, все же потерпела сокрушительное поражение. Согласитесь, в то время для островной нации, считавшейся чуть ли не элитой всей Азии, это было похоже на шок. Напомню, разгром русской армии в войне 1904-1905 годов в Японии был воспринят как сам собой разумеющийся факт. И вот на фоне эйфории тридцатилетней давности разыгрывается кровавая трагедия. Тем более, что Страна восходящего солнца уже заявила о больших территориальных притязаниях на Монголию Китай, Корею Вьетнам, Филиппины. Вот и приходилось молчать. И в то же время японцы продолжали необъявленную информационную войну, войну оправдания поражению. Вот пример: по поводу авиационных потерь во время необъявленной войны на Халхин-Голе до самого 1941 года в средствах массовой информации шли настоящие баталии. 10 июля 1940 года было опубликовано следующее сообщение ТАСС: «В Японии агентство «Домен Цусин» сообщило по радио, что в связи с третьей годовщиной японо-китайской войны отдел печати штаба японской армии опубликовал инициальное сообщение об итогах военных действий в Китае за 3 года. В этом сообщении наряду с данными об итогах военных действий в Китае объявлено, что «на границе Маньчжоу-Го и Внешней Монголии японские самолеты сбили 1340 советских самолетов и 30 советских самолетов уничтожили на земле», и далее указано, что японцы на границе Маньчжоу-Го и Внешней Монголии потеряли 138 самолетов.

ТАСС уполномочен заявить, что приведенные выше «данные» отдела печати штаба японской армии не только не соответствуют действительности, но являются еще (и) смехотворными. На самом деле, по официальным данным Генштаба Красной Армии, японцы за время конфликта на границе МНР и Маньчжоу-Го в районе Халхин-Гола с 15 мая по 30 августа 1939 г. потеряли 589 самолетов. Монголо-советская авиация за этот же период потеряла 106 самолетов. Кроме того, за время от 30 августа по 15 сентября 1939 г. монголо-советской авиацией был сбит еще 71 японский самолет. Монголо-советская авиация потеряла за тот же период 37 самолетов.

Всего за время конфликта на границе МНР и Маньчжоу-Го японцы потеряли 660 самолетов, а потери монголо-советской авиации составили 143 самолета». Это реальная картина. То есть японская пропагандистская машина пыталась все поставить с ног на голову, дурачить и запугивать народы Азии.

Алушкин: В своей книге «Помни подвиг победителей» я писал о том, что в 1939 году состоялось массовое присвоение звания Героя Советского Союза за боевые подвиги, проявленные в боях с японскими интервентами на реке Халхин-Гол. Высшей награды Родины были удостоены 70 человек – 20 посмертно. 14 человек из 70 относились к младшему командному составу, то есть сержанты и старшины. За победу на Халхин-Голе Георгий Жуков удостоился звания Героя Советского Союза.

Турмунх: Добавлю, что в 1972 году Указом Великого народного хурала (собрания) МНР за участие в разгроме японских войск на реке Халхин-Гол Георгий Жуков был удостоен звания Героя Монгольской Народной Республики. А маршал МНР X. Чойбалсан был награжден советским полководческим орденом Суворова I степени. Это говорит о большой военной дружбе наших прославленных полководцев, о дружбе наших народов.

Алушкин: На страницах советской печати тогда давалась самая высокая оценка командующему 1-й армейской группы, показавшего на Халхин-Голе задатки большого полководца:

«Любовь и восхищение вызывает имя заслуженного командира, Героя Советского Союза комкора Г.К. Жукова. Прекрасный организатор, человек несгибаемой воли и безмерной отваги, он сумел спаять воедино людей, призванных выполнять задания правительства...». Писатель, автор книги «Живые и мертвые» Константин Симонов писал о Жукове:

«И в войсках, и в нашей армейской редакции говорили о нем с уважением. Говорили, что крут и решителен, говорили, что хотя на Халхин-Гол съехалось много начальства, но Жуков не дал себя подмять, руководит военными действиями сам, сам же... и предложил план окружения японцев. Поговаривали, что были и другие пианы, но Жуков настоял на своем, и там, в Москве, Сталин и Ворошилов утвердили его план».

Цэдэв: Спустя несколько десятилетий после Халхингольских событий полководец Георгий Жуков получит еще одну «награду» — от японских историков Кушимы, Танаки и Мики. На научной конференции в Улан-Баторе, посвященной событиям 1939 года, они объявили Жукова за неординарность принимаемых боевых решений ни много ни мало, как учеником самого Чингисхана.

Модоров: Действительно, за мужество и героизм в боях на Халхин-Голе 70 командирам и бойцам Красной Армии было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них - 33 человека были танкистами, 23 — летчиками. А всего было награждено свыше 17 тысяч красноармейцев и командиров 1-й армейской группы: орденами — почти пять тысяч человек. Более девяти тысяч удостоились медали «За отвагу» и около трех тысяч — медали «За боевые заслуги». В их числе были бойцы, призванные из Ойротии. Скажу, что почти 30 процентов личного состава воинских подразделений - это сибиряки. И наш сибирский характер еще скажет свое слово в грозные дни битвы под Москвой осенью и зимой 1941 года. Кстати, тот боевой опыт, полученный в боях на Халхин-Голе, поможет выстоять нашим частям в Подмосковных лесах, в битве против немецко-фашистских дивизий.

Ведущий: Победителей не судят, а вот побежденным бывает трудно, тем более, что бахвальства командирам Квантунской армии хватало. А вот получили свое, и поэтому весь высший командный состав ее после поражения был уволен. Наверное, поэтому и пришлось оправдываться перед мировым сообществом, нагло лгать, извращать суть событий…

Алушкин: Советская армия в те годы не испытывала особой эйфории по поводу победы на Халхин-Голе. И, тем не менее, орденоносными стали 24 соединения, части и подразделения. Среди них — 36-я мотострелковая дивизия, 100-я скоростная бомбардировочная авиационная бригада, 7-я мотоброневая бригада, 24-й стрелковый полк, 175-й артиллерийский полк, 22, 56 и 70-й истребительные авиационные полки, отдельная специальная танковая рота и другие.

Народный комиссар обороны маршал К.Е. Ворошилов в приказе от 7 ноября 1939 года писал:

«Подлинной славой покрыли себя бойцы и командиры — участники боев в районе реки Халхин-Гол. За доблесть и геройство, за блестящее выполнение приказов войска, участвовавшие в боях в районе реки Халхин-Гол, заслужили великую благодарность».

Модоров: Известно немало оценок, порой самых противоречивых, армиям противоборствующих сторон в необъявленной войне на границе Монголии и Маньчжоу-Го в 1939 году. Но, пожалуй, самую объективную дал маршал Советского Союза Георгий Жуков в своих мемуарах «Воспоминания и размышления». Он писал: «...Через несколько дней я был принят лично И. В. Сталиным и назначен на должность командующего Киевским особым военным округом. Раньше мне не приходилось встречаться с И. В. Сталиным, и на прием к нему шел сильно волнуясь. Кроме него в кабинете были М.И. Калинин, В.М. Молотов и другие члены Политбюро. Поздоровавшись, И. В. Сталин, закуривая трубку, сразу же спросил: -Как вы оцениваете японскую армию?

- Японский солдат, который дрался с нами на Халхин-Голе, хорошо подготовлен, особенно для ближнего боя, - ответил я. - Дисциплинирован, исполнителен и упорен в бою, особенно в оборонительном. Младший командный состав подготовлен очень хорошо и дерется с фанатическим упорством. Как правило, младшие командиры в плен не сдаются и не останавливаются перед «харакири». Офицерский состав, особенно старший и высший, подготовлен слабо, малоинициативен и склонен действовать по шаблону.

Что касается технического состояния японской армии, считаю ее отсталой. Японские танки типа наших МС-1 явно устарели, плохо вооружены и с малым запасом хода. Должен также сказать, что в начале кампании японская авиация била нашу авиацию. Их самолеты превосходили наши до тех пор, пока мы не получили улучшенной «Чайки» и И-16. Когда же к нам прибыла группа летчиков — Героев Советского Союза во главе со Смушкевичем, наше господство в воздухе стало очевидным. Следует подчеркнуть, что нам пришлось иметь дело с отборными, так называемыми императорскими, частями японской армии.

И.В. Сталин очень внимательно все выслушал, а затем спросил:

- Как действовали наши войска?

- Наши кадровые войска дрались хорошо. Особенно хорошо дрались 36-я мотодивизия под командованием Петрова и 57-я стрелковая дивизия под командованием Галанина, прибывшая из Забайкалья. 82-я стрелковая дивизия, прибывшая с Урала, первое время сражалась плохо. В ее составе были малообученные бойцы и командиры. Эта дивизия была развернута и пополнена приписным составом незадолго до ее отправления в Монголию.

Очень хорошо дрались танковые бригады, особенно 11-я, возглавляемая комбригом Героем Советского Союза Яковлевым, но танки БТ-5 и БТ-7 слишком огнеопасны. Если бы в моем распоряжении не было двух танковых и трех мотоброневых бригад, мы, безусловно, не смогли бы так быстро окружить и разгромить 6-ю японскую армию. Считаю, что нам нужно резко увеличить в составе вооруженных сил бронетанковые и механизированные войска.

Артиллерия наша во всех отношениях превосходила японскую, особенно в стрельбе. В целом наши войска стоят значительно выше японских...».

Цэдэв: Сегодня месте боев, на берегу реки Халхин-Гол стоит мраморный обелиск. На постаменте на русском и на монгольском языках яркими буквами высечены слова: «Вечная слава воинам-героям Советской Армии и мужественным цирикам Монгольской народно-революционной армии, павшим в боях с японскими захватчиками в районе реки Халхин-Гол за свободу и независимость миролюбивого монгольского народа, за мир и безопасность народов, против империалистической агрессии». Тут, как говорится, добавить нечего. Поэтому сегодня мы обязаны чтить память тех, кто сложил свои головы на берегах реки Халхин-Гол, отстаивая независимость и свободу монгольского народа и крепость границ СССР.

Турмунх: Нелишне, думается повториться. Историки подчеркивают, что в битве на реке Халхин-Гол со стороны МНР и Советского Союза участвовали 57 тысяч воинов, 515 самолетов, 498 танков, 542 артиллерийских орудия, 385 бронеавтомобилей. С японской – 75 тысяч солдат, 700 самолетов, 180 танков, 500 орудий. С советской и монгольской стороны сложили голову 7974 воина, 15251 боец был ранен (по сведениям национального архива). Японцев погибло 8440 человек, раненых – 8766 (по сообщению правительства Японии). Среди героев того конфликта можно назвать имена командиров конных дивизий Дандара, Олзвоя, Хаянхярваа, Нянтайсурэна, Экея, Самдана. Список можно продолжать. А кто из бойцов, призванных из нашего Ховдского аймака Монголии, сражался в том конфликте? Для этого мы обратились в аймачный архивный комитет. Из сомона Дургун одним из первых надел солдатскую гимнастерку и храбро воевал Баатар Гомбожав, из сомона Манхан – Борондог Лувсан. В сомоне Муст хорошо знают имена Хорлоо Нудэга, Батхуяга Уламбаяра. В Булгане – Манжа Тумуржээна, в Уенче – Монхоона Манада. Удалось выяснить, что в сомоне Алтай чествуют Очира Довжуу. А в Эрдэнэбурэне школьники знают имя героя Жарантая Цэдэнсодна. Они все живы до сих пор и даже по мере сил проводят патриотическую работу среди молодежи, хотя некоторым из них уже за 90 лет. Вот они, настоящие герои. Их жизнь уже подвиг, подвиг во имя будущих поколений. В архиве есть список погибших и пропавших без вести. К сожалению, он очень большой. Война никого не щадила.

Модоров: Главный итог сражений на Халхин-Голе, по мнению многих исследователей, состоит в том, что сокрушительное поражение японских войск во многом повлияло на решение правящих кругов Японии не сотрудничать с гитлеровской Германией в ее нападении на СССР 22 июня 1941 года. Такова была цена разгрому на монгольской границе 6-й особой японской армии и цвета авиации Квантунской армии. События на реке Халхин-Гол стали наглядным уроком для официального Токио и императорского генералитета, вышедшего из сословия самураев. Историк из США Д. Макшерри, оценивая результаты советско-японских военных конфликтов 1938–1939 годов и их последствия, писал: «Демонстрация советской мощи в боях на Хасане и Халхин-Голе имела далеко идущие последствия, показала японцам, что большая война против СССР будет для них катастрофой». Действительно, на новые столкновения с советскими войсками командование Квантунской армии, свободное в подобных решениях от мнения токийского правительства, не пошло. На государственных границах Маньчжоу-Го с Советским Союзом и Монголией установилось относительное затишье до лета 1945 года.

Цэдэв: В американской историографии термин «Халхин-Гол» подается лишь как географическое понятие. А четырехмесячные военные события называются локальным «инцидентом у Номон-Хана» (не самой большой горы на маньчжуро-монгольской границе). Понятно, что тем самым как бы косвенно принижается роль нашей победы.

Алушкин: Из столкновения с советской армией на монгольской границе правящие круги быстро сделали надлежащие и самые серьезные выводы, но не меняющие милитаристской устремленности Японии перед самым началом Второй мировой войны. Уже 4 сентября 1939 года, всего через пять дней после победоносного завершения боев, японская газета «Асахи» вышла с передовой статьей, посвященной анализу конфликта на Халхин-Голе. В ней редакционные аналитики писали следующее: «Наши военные власти из этих событий вынесли поучительный урок о том, что в будущем военные приготовления нужно довести до совершенства. Военные власти достаточно глубоко продумали этот урок. Нужно до предела насытить армию моторизованными частями. В этом кроется глубочайший смысл событий последнего времени. До сих пор народ не знал, до какой степени оборудованы моторизованные части Советского Союза. Теперь найдется немало людей, пораженных такой неожиданностью...

Нам нужно твердо усвоить урок, полученный в районе Номонгана. Нужно подготовиться, подтянуться и всеми силами стремиться к завершению обороны страны не только морально, но и материально. Мы почувствовали эту откровенную потребность».

Ведущий: Как видим, Халхингольский урок не пошел впрок, ни большие человеческие жертвы, ни потери материальной части, ни позор отступивших от своих правил самураев, не образумили императорскую Японию. В декабре 1941 года она вновь напала, но уже на американскую военную базу. Но это уже была совсем другая история. А сегодня надо извлечь правильные уроки из того далекого военного конфликта. Любое замалчивание, недоговоренности приводят в конце концов к искажению истории. А этого допустить нельзя, так как она написана кровью наших людей.