Алтайские отблески «золотого эшелона»

10.03.2014

Алтайские отблески «золотого эшелона»

Герои Первой мировой войны. Кто о них сегодня помнит? Из учебников истории всплывают фамилии генерала Брусилова, адмирала Колчака… А вот те, кто со штыком наперевес шел на кайзеровские окопы, получал тяжелейшие раны от разрывных пуль «дум-дум», кто был отравлен ипритом, увы, история не сохранила ни их имен, ни фамилий, ни званий. Разве что в памяти близких родственников остались скудные данные, да в альбомах старинные фотографии.

…Единственная встреча адмирала Колчака и унтер-офицера Ивашкина привнесла в их судьбы привкус загадочности, боль трагизма и едва не стоила последнему и всем его родственникам жизни. Но об этом осталось только устное предание моего отца, которое он рассказал уже мне перед самым уходом из жизни. Почему? Наверное, ранее не хотел осложнять жизнь всем своим близким. Сегодня совсем другие времена. В Иркутске поставлен памятник адмиралу Колчаку, выходят книги о лидерах белого движения, в учебниках истории гражданская война трактуется уже совсем по-иному. Но тайн и загадок начала XX века осталось еще очень много.

«Соловей, соловей, пташечка…»

Мой дед по линии отца Петр Клементьевич Ивашкин родился в 1891 году в селе Киржеман Краснослободского уезда Пензенской губернии (ныне Республика Мордовия). Грамотный, православный, а потому и был призван на военную службу и принял участие в боевых действиях русской армии. В 1916 году во время знаменитого Брусиловского прорыва получил пулевое ранение в лицо. За удачную атаку на австрийские позиции и умелое командование унтер-офицер впоследствии был награжден Георгиевским крестом.

…После артобстрела вражеских укреплений прозвучала команда «Примкнуть штыки!», и русский батальон быстро опрокинул первую линию обороны. Лавина атаки докатилась до второй линии. А там дошло до рукопашной. Воодушевленные первым успехом русские солдаты дрались, не жалея себя.

Прилетела граната. Взрывной волной унтера буквально бросило на австрийского гренадера, и это спасло деда. Неприятель целил в сердце, но пуля угодила в мягкие ткани нижней челюсти. Ранение оказалось нетяжелым, а вот австрийца посекло осколками разорвавшейся гранаты. И ротному командиру прапорщику Рощупкину досталось два осколка в … мягкое место. В полку по этому поводу едва не случился конфуз. Храброго унтера представили к награде, а офицера едва не отдали под суд. Ранение у прапорщика оказалось не там, где следовало бы ему быть при наступлении.

И не знал дед, что всего через два года судьба сведет его с Рощупкиным, но уже при совершенно других обстоятельствах.

Слава Святому Георгию

Демобилизованного храброго фронтовика в деревне выбрали председателем сельского Совета. Но недолго развевался красный флаг. Пришли колчаковские части. И вот тут-то пришлось деду надевать на полинявшую гимнастерку единственную фронтовую награду и прятать флаг, как тому незадачливому герою из фильма «Свадьба в Малиновке»: опять власть переменилась. Это и спасло от немедленного расстрела. Но шомполов деду все же всыпали. Вспомнил бывший прапорщик тот фронтовой позор. Хромой колчаковский офицер был в звании подпоручика и командовал отдельным мобилизационным отрядом. А через три месяца бывший унтер-офицер царской армии Ивашкин сопровождал особый эшелон, который направлялся в Омск. За него поручился… Рощупкин.

Загадочный сплав в дамском носовом платочке

Помню, в шестом классе отец едва не выпорол меня за то, что без ведома родителей заглянул в комод, где хранились документы и фотографии. Тогда случайно наткнулся на тяжелый твердый узелок. С трудом развязал его и увидел три маленьких камешка желтого цвета. И не понял, что именно хранилось в полинявшем, но красиво расшитом дамском платочке. Размякший после гнева отец сказал, что мне рано знать, что это такое. Но я догадался, что это было золото, но откуда оно появилось в нашей семье? Отец открыл тайну только перед уходом из жизни. Удивительно, но у постели умирающего мне вспомнился фильм, вышедший на экраны в 1959 году и который назывался «Золотой эшелон».

Семейная тайна

Тот фильм в главной роли, которого снялся Василий Шукшин, помню до сих пор. В период «хрущевской оттепели» лента, снятая в жанре политического детектива-боевика наделала много шума. Но вскоре… почему-то легла на полки Госфильмофонда.

Отец, посоветовавший посмотреть этот фильм, впоследствии рассказал, что в 1950 году ему довелось служить в послевоенном Севастополе вместе с Василием Шукшиным. Земляки сошлись на любви к литературе и совместной корреспондентской деятельности во флотской газете.

Однажды уже перед демобилизацией Сергей поведал своему другу Василию легенду-быль о «золотом эшелоне», потерявшемся в годы гражданской войны где-то в сибирской тайге или в озере Байкал. Семейную тайну отец, конечно, не открыл даже надежному другу-земляку, но «выкрутился» из ситуации, намекая на тот факт, что всю эту историю с пропавшими в 1919 году государственными ценностями когда-то рассказал ему рубцовчанин, бывший политзаключенный, только что отбывший срок на Магадане.

Видимо, начинающему актеру и режиссеру тот рассказ долго не давал покоя, пока он не окончил ВГИК и не получил главной роли большевика Андрея Низовцева в фильме «Золотой эшелон». А ведь в основе ленты лежали закрытые от народа, но реальные события, настоящие люди и участники, в числе которых и был мой дед.

По киносценарию за кражу государственного золота большевики-подпольщики, проникшие в главный вагон эшелона, который двигался в сторону Омска, расстреляли своего. Кто видел фильм, тот, наверняка, помнит, как на вагонную платформу вывели растрепанного красногвардейца с узелком награбленных ценностей, и Андрей Низовцев зачитал приговор «Именем революции…». Но по свидетельству деда, пулю получил согласно приказу Колчака подпоручик-вор Рощупкин. «Судьба-злодейка»: конвоем в тот день доверили командовать деду.

На самом же деле омские большевики-подпольщики вообще не могли подобраться к секретному эшелону. Потому что охраняли его проверенные и надежные люди, умевшие метко стрелять и мужественно драться, как говорится, до последнего патрона. Шли в бой тогда не за идею, а за веру, царя, Отечество. Однако в фильме много и правдивых эпизодов, в частности, одна из последних сцен, когда из обесточенных вагонов застрявшего в буранной степи эшелона выносили ящики с золотым запасом Российской империи и прятали их в большой яме.

Повернули на Алтай?

Колчаковский штаб и контрразведка тщательно скрывали маршрут движения «золотого эшелона» И только случайно оброненная фраза в курилке вагона на узловой станции приоткрыла завесу секретности. Там же, а это, по всей видимости, был Новониколаевск (Новосибирск), было отцеплено несколько вагонов и отправлено в другую сторону. Охрана это заметила. Куда двинулись эти вагоны? Не исключено, что в сторону Бийска. А другого пути, железнодорожной ветки в то время на юг не было. На одном из полутемных полустанков-разъездов адмирал Колчак вызвал в штабной вагон наиболее отличившихся и бдительных охранников, имевших ранг не ниже взводных командиров, и сухо поблагодарил за службу. В их числе оказался и унтер-офицер Петр Ивашкин. Бумажных денег и крестов адмирал не давал, зато вещмешки охранников сильно потяжелели. Лысый бухгалтер с каждого взял расписку. А штабной вагон с закрытыми окнами сразу же двинулся назад, видимо, в Новониколаевск.

Голод – не тетка

Только в 1921 году после скитаний дед вернулся в родное село. В 1922 году Поволжье охватил страшный голод. Спасаясь от него и преследований властей, дед прихватил с собой жену и пятерых детей, и семья Ивашкиных из Пензенской губернии поехала искать лучшей доли на Алтай. До Чесноковки (Новоалтайск) добирались долго, но путь оказался знакомым. От Барнаула повернули на юг, дальше на подводах. К тому прирожденный пахарь соскучился по крестьянскому труду. И уже в 1925 году семья справила новоселье в небольшой деревушке-хуторе Ново-Ивановка Шипуновского района. К Петру присоединились два брата Константин и Василий. Переселенцам к 1929 году удалось развести около ста лошадей и коров, обзавестись мельницей, молотилкой, выкопать пруд, запустить в него рыбу. На подворье был весь арсенал хлебоуборочной техники тех лет.

Раскулачить Ивашкиных попытались в 1930 году. Но так как племянник Петра Клементьевича Серафим Константинович уже получил орден Боевого Красного знамени за ликвидацию конфликта на КВЖД, то власти отступили. Завистники вновь подняли голову в 1933 году, когда разразился страшный голод. Ивашкиных раскулачили вчистую. К тому же деду припомнили его службу в царской армии и награду. К счастью, в органах так и не дознались, что Петр Клементьевич служил у Колчака. Иначе…

К 1934 году в живых осталось только трое детей: старшие Анна, Николай и младший Сергей, мой отец. А дед долгое время вынужден был работать пекарем и мукомолом на Рубцовском хлебокомбинате. Видимо, по иронии судьбы, племянницу Петра Клементьевича Елену Константиновну выселили из родного дома, так как в Рубцовск ожидался визит Сталина. Но, слава Богу, все обошлось, родственников не зачислили в разряд «врагов народа», и все вскоре вернулись в свои дома-лачуги.

Пятидесятилетнего Петра Клементьевича не взяли на фронт, хотя он не раз ходил в военкомат. Даже в обоз не зачислили – не внушал доверия бывший унтер-офицер царской армии. Но в годы войны, несмотря на то, что глава рода был репрессирован, Ивашкины, Лашуковы, Чистяковы за храбрость в боях получили: один орден Ленина, четыре ордена Боевого Красного Знамени, два ордена Славы, пять – Красной Звезды. А медаль «За боевые заслуги» Алексею Константиновичу Ивашкину в сентябре 1941 года в Кремле вручал «Всероссийский староста» Михаил Иванович Калинин. Тетка Анна Петровна Лашукова, воевавшая в подразделениях генерала Черняховского, награждена иностранным орденом. А именем ее мужа названа школа в райцентре Краснодарского края, который батальон капитана Лашукова освобождал в 1944 году. Но самой дорогой реликвией была и остается награда деда – Георгиевский крест. А умер герой Первой мировой войны, защитник России и вечный пахарь в полной нищете за два года до моего рождения.

Видимо, не случайно пересеклись судьбы кавалеров главных боевых российских наград: адмирала Колчака, трижды Георгиевского кавалера и моего деда, прошагавшие дорогами той малоизвестной войны три года.

А причем тут «золотой эшелон», спросит читатель? Ну, не нашли его на дне Байкала, значит, где-то он потерялся.

Версии, версии…

В газете «Аргументы и факты» случайно наткнулся на статью доктора исторических наук Олега Будницкого о том, что раскрыта тайна золота Колчака. Адмирал вывез из Казани в Омск в 1918 году 490 тонн золота в монетах и слитках, полосах и кружках на сумму более 645 миллионов золотых рублей. В то время золотой рубль стоил 0,5 доллара. Прикиньте, каков был золотовалютный запас царской России в начале XX века! После расстрела адмирала Колчака большевикам досталось 409 миллионов золотых рублей. Однако, даже отказавшись от царских долгов перед иностранными государствами, правительство не смогло предотвратить голод в Поволжье, потребовало помощи и предъявило на конференции в Генуе ультиматум. Неужели даже большая часть возвращенного золотого запаса Российской империи не помогла им тогда справиться со страшным кризисом? Или все-таки это миф о том, что в 1920 году удалось обменять «золотой эшелон» на жизнь адмирала? А куда улетучилась оставшаяся часть золотовалютного запаса империи?

Есть версии, что 32 ящика с золотыми слитками адмирал успел тайно передать атаману Кайгородову, и тот перевез их на Алтай, чтобы помочь повстанческой армии Семенова в Монголии. Но до весны есаул не дожил, его в апреле 1922 года добил отряд ЧОН под командованием Ивана Долгих в селе Катанда (ныне Усть-Коксинский район Республики Алтай). Семенов золота так и не дождался, а его армию вскоре разбили. Есть версия, что большевики знали тайну 32 ящиков золота и поэтому в марте 1922 года направили 300 человек через малопроходимые Яломанские белки, чтобы успеть забрать драгоценности. Но Кайгородов не открыл тайну золота и погиб. Так где же оно может быть спрятано? Вероятнее всего, где-то в горах Алтая.

Не исключено, что остатки «золотого эшелона» по пути в Индию искала и экспедиция Николая Рериха, побывавшая в селе Верх-Уймон Усть-Коксинского района в двадцатых-тридцатых годах прошлого века.

Линии судьбы

Совсем недавно узнал, что автором памятников адмиралу Колчаку в Иркутске и Василию Шукшину в Сростках был один и тот же человек и гражданин - скульптор Клыков. Удивительно! Видимо, истина все же где-то рядом. Но как бы там ни было, при всех загадках истории XX века, всех его белах пятнах, судьбы ушедших в мир иной наших сограждан свидетельствуют о главном: Россия действительно помнит о тех, кто ее любил и не предал в трудную минуту, обо всех своих истинных патриотах.