Главная победа накануне большой войны

24.05.2014

Главная победа накануне большой войны

Поэтому, слушая сводки по радио и читая скупые строки в газетах, все же понимал, что происходит в Монголии. Но полное осмысление произошедшего пришло гораздо позже, уже после возвращения с фронта. Я внимательно читал мемуары маршала Победы Георгия Константиновича Жукова, анализировал, сравнивал с тем, что увидел и пережил в окопах Великой Отечественной, переоценивал свои юношеские впечатления. Поэтому имею право на свою точку зрения. И не переношу, когда передергивают исторические факты, начинают принижать победоносную и героическую роль советских солдат в различных военных операциях, в том числе и в том военном конфликте 1939 года. К примеру, Жуков в 1950 году следующим образом оценил японские намерения на Халхин-Голе: «Думаю, что с их стороны это была серьезная разведка боем. Японцам важно было тогда прощупать, в состоянии ли мы с ними воевать». А вот первой своей статье о конфликте, появившейся еще в 1940 году, он отметил, что плацдарм на Халхин-Голе должен был прикрыть будущую стратегическую магистраль: «По плану японского генштаба, через район Номун-Хан — Бурд-Обо должна была быть проложена железная дорога Халунь — Аршан — Ганьчжур, обеспечивающая питание войск, действующих против Монгольской Народной Республики и Забайкалья». Видите, какие планы вынашивала милитаристская верхушка Японии в те годы!

Тогда в перерастании мелких стычек пограничников в полномасштабный военный конфликт оказались заинтересованы прежде всего японцы, а не советские и монгольские граждане. Милитаристы стремились установить границу по Халхин-Голу, чтобы прикрыть стратегическую железную дорогу. Но далеко идущих планов оккупации территории, в случае успеха на Халхин-Голе, Монголии и советского Забайкалья, у Японии в тот момент не было. Конфликт на монгольской границе был организован по инициативе командования Квантунской армии, штаб которой был против отвлечения сил с основного фронта на юге, против Китая. Наступление на Халхин-Голе замышлялось как локальная акция, и военное руководство в Токио сознательно устранилось от планирования и проведения военной акции.

В одной из еще довоенных статей Жуков отмечал: «Наша ближайшая железнодорожная станция была отдалена от Халхин-Гола на 750 километров (грузооборот 1500 километров). Это действительно создавало огромные трудности в подвозе огнеприпасов, горючего, вооружения, снаряжения и средств питания. Даже дрова и те надо было доставлять не ближе, чем за 500 километров».

В начале июля 1939 года японские войска переправились на западный берег Халхин-Гола и захватили плоскогорье Баин-Цаган. Они рассчитывали тем самым заставить советское командование отвести войска с плацдарма на восточном берегу. Жуков предпринял контратаку силами только что подошедшей танковой бригады. Она потеряла больше половины своих танков, но вынудила японцев оставить район Баин-Цаган и уйти на восточный берег.

Вот как Жуков описал последние бои на Халхин-Голе: «С 24 по 30 августа шла траншейная борьба, упорная борьба за каждый бархан. Это была целая эпопея. Возле каждой высоты наши войска встречали бешеное сопротивление. Генерал Камацубара обманывал окруженные части, предлагал им по радио и через голубиную почту держаться, обещая поддержку. Японцы, введенные в заблуждение своим командованием, упорно отбивались. Каждую высоту приходилось брать приступом. Наша тяжелая артиллерия уже не имела возможности вести огонь, так как железное кольцо наших войск все более и более замыкалось. Возникала опасность попадания в своих. Артиллеристы под огнем неприятеля выкатывали вперед пушки на открытые позиции и били по траншеям врага прямой наводкой, а затем пехотинцы со штыками и гранатами шли в атаку, врываясь в траншеи.

Замечательно действовала наша авиация. Она беспрерывно патрулировала в воздухе, не давая японским самолетам бомбить и штурмовать наши войска. Наши летчики делали по 6—8 вылетов в день. Они разгоняли резервы противника и штурмовали его окруженные части. Японские истребители терпели поражение за поражением...

К 30 августа в руках японцев оставался последний очаг сопротивления - сопка Ремизова... К этой сопке собрались остатки войск императорской армии. Японская артиллерия почти вся к этому времени была выведена из строя. Поэтому японцы вели главным образом минометный и пулеметный огонь. Наши части, охваченные величайшим воодушевлением, все сужали и сужали кольцо. 30 августа на сопке Ремизова заалели красные знамена». Так закончился этот скоротечный, но кровопролитный военный конфликт 1939 года, положивший начало будущему полному разгрому Квантунской армии в 1945 году.

Почти 55 лет данные о потерях на реке Халхин-Гол были засекреченными. Только почему? И были опубликованы только в 1993 году. Советские и монгольские войска на Халхин-Голе в период с мая по сентябрь 1939 года потеряли убитыми 6831 человека, пропавшими без вести— 1143, ранеными — 15 251 и больными — 2225 человек. В японский плен попало: 89 советских и один монгольский военнослужащий. Общие советские и монгольские потери погибшими составили, с учетом примерно одной тысячи умерших от ран, около девяти тысяч человек. Всего в боях участвовало около пяти тысяч монгольских и около 120 тысяч советских воинов.

Что им тогда противостояло? 76 тысяч японцев и маньчжур. Сухопутные войска Японии и Маньчжоу-Го потеряли 8629 человек убитыми, 9087 ранеными и 2350 больными. Потери в личном составе японской авиации достигли, по одним данным, 141 убитого и 89 раненых, по другим — 116 убитых, 65 пропавших без вести и 19 раненых. Поскольку из плена вернулось лишь два японских летчика, общее число убитых в японских ВВС составило 179 человек.

Уже шла Великая Отечественная война. Но в сентябре 1942 года в Хайларе был открыт памятник японским и маньчжурским военнослужащим Квантунской армии, погибшим к тому времени в войне. Из 10 301 имени, написанном на памятнике, 9471 — это те, кто пал во время Номонганского инцидента. Из этого числа следует вычесть потери убитыми сухопутных сил — 8629 человек и ВВС — 179 человек. Тогда общее количество умерших от ран и болезней составит приблизительно 663 человека. В плен попало 160 японских и 44 маньчжурских солдат и офицеров. Общие же потери 6-й японской армии и поддерживавших ее авиационных частей убитыми, пленными, ранеными и больными достигли 20 364 человека. В 1201 пропавших без вести японцев вошли и так называемые «зомби». Некоторые военнослужащие испытали нервное потрясение от непрерывных артобстрелов, бомбардировок с воздуха и сбежали с поля боя в тыл. Они забыли свое имя, кто и откуда. Позднее этих «зомби» включили в число убитых, хотя в действительности они со временем пришли в себя или были помещены в психиатрические лечебницы. Война, знаете ли, тяжелая штука. От нее и с ума можно сойти.

И только 15 сентября 1939 года между сторонами было заключено перемирие. Советские войска на Халхин-Голе одержали победу, заняв почти всю спорную территорию и богатые трофеи. Отступая, 6-я армия оставила почти все свое тяжелое вооружение. Советским войскам досталось 175 орудий, 115 станковых пулеметов, 225 ручных пулеметов и 12 тысяч винтовок. В чем причины

Причины поражения японской армии на Халхин-Голе? Во-первых, в слабости духа ее бойцов и агрессивном характере того конфликта. Наши же части примерно на 30 процентов состояли из молодых солдат, призванных на действительную военную службу из сибирских городов и деревень. Во-вторых, в технической отсталости японских войск в сравнении с Красной армией. У противника почти не было автотранспорта, а лошади были очень уязвимы. Например, в дивизии генерала Камацубары к началу боев насчитывалось 2 705 лошадей, из которых погибло или было ранено 2005, а еще 325 вышли из строя вследствие болезней. К концу боевых действий японцы почти не имели средств для доставки снабжения своим сражавшимся войскам. Георгий Жуков же не зря в мемуарах помянул добрым словом военных водителей: «Чудо-богатыри шоферы делали практически невозможное. В условиях изнуряющей жары, иссушающих ветров кругооборот транспорта в 1300—1400 километров длился пять дней!». Это был настоящий подвиг, подвиг во имя братской дружбы советского и монгольского народов.