РОЛЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ В ТРАДИЦИОННО–БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЗАПАДНЫХ МОНГОЛОВ

03.11.2014

РОЛЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ В ТРАДИЦИОННО–БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЗАПАДНЫХ МОНГОЛОВ

Древние артефакты могут быть инструментом этнополитики (Селезнев, 2011; Фрибус, Юматов, 2011; работы В.А. Шнирельмана и мн. др.) либо, как составная часть этнокультурного наследия, археологические памятники могут стать ресурсом развития региона через организацию музейно-экскурсионной и туристско-рекреационной деятельности; также возможно переосмысление древностей и использование их в качестве одной из основ конструирования этнической идентичности как на местном, так и на региональном уровнях. Интересным остается специфика повседневного использования археологического наследия современным населением, проживающим вблизи него. В этой связи возникает вопрос: насколько современное использование памятника археологии может указывать на его назначение в древности? Это касается, в первую очередь, тех объектов, чьи функции до сих пор порождают дискуссии.

Проводимые с 2008 г. экспедиционные этнографические обследования территории Западной Монголии в 2011 – 2012 гг. дополнились археологическими изысканиями. Работы проводились в Увс аймаке, в местностях, которые в дальнейшем планируется включить в состав проектируемых экомузеев. В основном это котловина и окрестности оз. Уурэг-нуур и урочище Дэлгэрмурэн.

В плане археологии Увс аймак изучен мало. Раскопки здесь практически не производились, за исключением работ на Улангомском могильнике (Волков, 1978). Из современных работ выделяются маршрутные разведки отряда Ю.И. Ожередова, работы Д. Цэвээндоржа (Институт археологии Академии наук Монголии) в районе озера Уурэг-нуур, попытка Т. Бямбадоржа составления единого свода памятников аймака (Бямбадорж, 1999) и обследования некоторых петроглифов (Кубарев, Цэвээндорж, 2007). Данная ситуация малоизученности характерна для всей Западной Монголии, поэтому к началу наших работ в аймаке стояло на учете всего лишь около 200 археологических памятников[1]. За два сезона был собран материал по уже выявленным объектам и зафиксировано свыше 200 новых. Одним из основных недостатков перечней памятников, подобных своду Т. Бямбадоржа, является схематизм информации и слабая адресная привязка объектов (Кимеев и др., 2012: 36, 48). В процессе работ нами было зафиксировано несколько способов современного использования памятников, не встречаемых ранее в литературе.

Ландшафт Западной Монголии как минимум за последние два-три тысячелетия существенно не изменился, поэтому территории, пригодные для жизни в древности, населены и сегодня. Наиболее массовой категорией памятников выступают погребально-поминальные сооружения, в бесчисленном количестве сооруженные практически в каждой долине, здесь же установлены юрты монголов.

О происхождении и назначении памятников археологии местные жители почти ничего не знают. Каменные кладки курганов нередко разбираются и используются в хозяйственных нуждах, например, для сооружения загонов хашаа или для благоустройства спортивного стадиона. Иногда камень берут для выкладывания финишных дорожек для конных скачек.

В 1998-1999 гг. на перевале Байрамын-даваа совместной монгольско-американской экспедицией Института археологии Академии наук Монголии и группы из Центра исследований Евразии Калифорнийского университета под руководством Дженин Дэвис-Кимбалл был раскопан крупный херексур. Впоследствии из разобранной насыпи местные жители соорудили обо (по монг. – овоо), которое стало одним из четырех наиболее важных мест поклонения для жителей окрестных долин (по обе стороны от перевала). Нам не удалось выяснить, кто был инициатором его создания: сами жители или представители власти.

По поводу скопления курганных могильников по всей котловине озера Уурэг-нуура в 4-м баге сумона Сагил один из наших экспертов сообщил следующее: «Давно казахи откочевывали сюда с запада, но, попадая в неблагоприятные условия и не зная местности, они в большом количестве умирали, и их хоронили здесь, засыпая сверху камнями». Опрошенные нами казахи Дэлуун и Толбо сумонов аймака Баян-Улгий никак не связывают погребальные сооружения со своим прошлым.

Другой эпизод связан с почитанием тюркской каменной бабы, расположенной неподалеку от места проведения ежегодного состязания Наадам в Дэлгэрмэрэне (координаты объекта – СШ 49º57.120', ВД 91º23.190', высота над уровнем моря 1688 м). Наадам (монг. Эрийн гурван наадам – «три игрища мужей») – ежегодный общегосударственный праздник, проводимый летом и включающий в себя соревнования по трём основным национальным видам спорта монголов: борьбе, стрельбе из лука и скачкам. Рассматриваемое изваяние наиболее крупное, тщательнее других проработано и сохранившееся практически без повреждений. Местные жители «с давних пор» считают, что эта каменная баба приносит удачу лошадям. Вокруг изваяния выложено кольцо из камней, на шею повязаны хадаги с впутанными в них денежными купюрами, у подножия размещены хадаги, чаша с чаем. Для обеспечения наилучшего выступления необходимо перед началом скачек вокруг изваяния объехать верхом или обвести за поводья коня. Этот памятник покровительствует скакунам исключительно из этой местности. Пока мы не знаем, каким временем датируется начало распространения описанной обрядовой практики, также не известны причины, побудившие местных использовать именно это изваяние. К настоящему времени данное явление, по словам жителей Дэлгэрмурэна, «уже стало традицией».

Для обращения к другой широко известной в народе каменной бабе, именуемой «Цагаан Хушуу» («Белый памятник»), выбрано время Цагаан-сара («Белого месяца») – Нового года по лунному календарю. Изваяние расположено на северной окраине г. Улаангом (СШ 50º00.554', ВД 92º02.772', высота над уровнем моря 911 м.), обращено на северо-восток, на небольшом возвышении на ровном поле. Перед фигурой наброшены камни. На шею повязаны хадаги, у основания размещены деньги и современные игрушки в виде лошадок, что опять свидетельствует о некой связи между лошадьми и каменными изваяниями.

Причины частичного повреждения либо разрушения некоторых статуй Монголии различны. Больше всего страдают объекты, расположенные возле оживлённых маршрутов. Местное население по большей части считает, что их разбивают молнии. Почти все из зафиксированных нами статуй используются населением Увс аймака в современных обрядах. Это хорошо видно не только по следам жирных пятен от «кормления» на головах каменных фигур, но и по приношениям в виде повязанных на шею и пояс статуй хадагов, чаш с напитками, денег и т.п. Традиция устанавливает круг специальных поводов обращения к определённым статуям (Кимеев и др., 2012: 48, 50 – 51).

Продолжение сбора информации о современном использовании древних памятников в сочетании с уже известными случаями позволит систематизировать подобную деятельность и определить, насколько это использование благоприятствует сохранности памятника.