Мрачные страницы Второй мировой войны

16.09.2014

Мрачные страницы Второй мировой войны

В июле нынешнего года официальное информационное агентство пра​витель​ст​ва Китая «Синьхуа» распространило сообщение главы Архива провинции Цзи​линь (Северо-Восточный Китай) Инь Хуай и бывшего руководителя Ин​сти​тута исследований Японии Академии общественных наук КНР Цзян Лифэна об обнаружении большой группы документов, подтверждающих фак​ты использования императорской армией Японии биологического оружия во время боев против войск МНР и Советского Союза на реке Халхин-Гол в 1939 году. Китайские архивные ра​бот​ники ведут речь о документах штаба жандармерии и центральной ин​-спек​ци​онной части японской Квантунской армии, в ко​то​рых го​во​рит​ся о прибытии в июне 1939 года на театр военных действий в районе Халхин-Го​ла так называемого «Отряда 731», зани-мавшегося разработкой и применением биологи​че​ско​го оружия.

Как это было? На передовой военнослужащие «Отряда 731» в июле-августе 1939 г. провели заражение рек Халхин-Гол, Хулусутай и Аргун бактериями чумы, хо​леры, дизентерии, брюшного тифа, сибирской язвы и сапа. Операция про​во​ди​лась груп​пой добровольцев-смертников во главе с майором медицинской служ​бы Икари Цунэсато. Группа провела четыре биологические атаки, в ходе ко​то​рых в верхнем течении рек было вылито в воду около 100 килограммов сме​та​нообразных концентратов боевых бактерий. Кроме того, в конце августа 1939 года был зафиксирован еще один случай биологической атаки позиций советско-мон​голь-​ских войск с помощью блох, зараженных чумой. В общей цифре потерь советско-монгольских войск убитыми и умершими на этапе са​ни​тарной эвакуации, раненными и контуженными, пленными и про​павшими без вести (всего – 25655 чел.) 709 чел. (из них восемь – умерло) приходится на так называемые санитарные потери заболевшими. Заболевания были различ​-ными, в том числе из групп опасных инфекций.

Однако советским во​ен​ным эпидемиологам удалось существенно ослабить воздействие япон-​ского биологического оружия. Была про​ве​де​на за​бла​говременная вакцинация лич​ного состава советско-монгольской груп​пи​ров​ки, осуществлялся центра​ли​зо​ванный подвоз необходимых ей во​ды и про​дуктов, исключавший их бак​те​риальное ин​фи​ци​рование, велась по​с​то​ян​ная дезинфекция мест дисло​ка​ции и, осо​бен​но, водных источников.

Однако противоэпидемиологические мероприятия во фрон​то​вых частях японской 6-й отдельной армии оказались менее эффективными, и 1340 солдат и офицеров серьезно пострадали от действия своего же биологиче​ско​го оружия, заразившись холерой, дизентерией и брюшным тифом. Многие из них умер​ли. Военные госпитали сухопутных войск императорской армии Японии в оккупированном Хайларе оказались переполненными забо​лев​шими. От боевых бактерий так или иначе пострадали 8500 япон​ских военнослужащих. Направ​лен​ная в город специальная инспек​ци​он​ная комиссия Квантунской армии уста​но​вила, что основным источником по​ра​же​ния солдат и офицеров является именно деятельность «От​ря​да 731».

Но не все смертники из этого отряда погибли при вы​пол​не​нии бое​во​го задания. Командир отряда Икари Цунэсато смог вер​нуть​ся после вой​ны в Японию, причем из​бежав преследований со стороны аме​ри​кан​ских оккупа​ци​он​ных властей.

Сверхсекретное подразделение импе​ра​торской армии Японии ко времени Халхингольской войны имело уже большой «опыт» создания биологического оружия.

В 1938-1939 гг. в уезде Пинфань для «Отряда 731», вблизи его «главной базы», был построен новый гигантский комплекс сооружений (на пло​щади почти 40 кв. км) под многочисленные отделы, исследовательские груп​​пы и лаборатории отряда (штат которого увеличился до 2600 чел.), тюрь​му на 100 заключенных и специальный испытательный полигон. Этот комп​лекс располагал мощной электростанцией, был окружен глубоким рвом, об​не​сен вы​со​ким забором с колючей проволокой под высоким напряжением и сое​динялся с Харбином специально проложенной железнодорожной веткой. Вся территория объявлялась «особой военной зоной Квантунской ар​мии». Режим секретности здесь был настолько серьезным, что истре​би​те​лям, базировавшимся на аэродроме прикрытия особой зоны, предписывалось сбивать даже японские самолеты, без разрешения пролетавшие над ней.

На момент начала боев на Халхин-Голе «Отряд 731» структурно сос​то​​ял из пяти крупных отделов. Основной функцией первого (ис​сле​дова​тель​ско​​го) отдела являлось повышение поражающих способностей боевых бак​те​рий (к 1945 г. созданный отделом штамм возбудителя, например, чумы в 60 раз превосходил по вирулентности исходный). Второй (эксперимен​таль-​ный) отдел проверял действия боевых бактерий на организм человека (речь идет о жестоких экспериментах над живыми людьми), а так​же разрабатывал и усовершенство​вал образцы их средств доставки (в рамках пос​ледней задачи отдел выра​щи​вал блох и крыс для заражения той же чу​мой). Третий (профилактический) от​дел занимался вопросами водоснаб​же​ния Квантунской армии (т.е. улуч​ше​ни​ем качества обеззараживания воды и вод​ных источников). Четвертый (про​из​водственный) отдел был предназначен для размножения боевых бактерий (к 1945 г. производственная мощность от​де​ла позволяла выращивать до 300 килограммов бактерий чумы в месяц). Пя​тый (учебный) отдел готовил кадры, способные применять биологическое оружие в боевых условиях.

К концу Второй мировой войны «бактериологическая паутина», опутавшая весь Китай, произвела и накопила столько всякой за​разы, что ее вполне хватило бы для уничтожения населения всей планеты. Раз​вязать мировую бактериологическую войну Японии помешала Советская Ар​мия, стремительным ударом разгромившая Квантунскую группировку ле​том 1945 года.Возвращаясь к событиям на Халхин-Голе 1939 г. следует особо под​черк​нуть, что скромные результаты применения японцами грозного биоло​ги​че​ского оружия против советско-монгольских войск говорят не столько о его не​достаточной мощности и о несовершенстве средств доставки, а сколько о военно-техническом превосходстве РККА (в том чис​ле в области противоэпидемиологической борьбы). Даже если бы Япония ус​пела перейти к масштабному применению биологического оружия, то и это вряд ли могло бы принести ей победу на берегах Халхин-Гола.

Последствия чудовищных по своим объемам и масштабам разработок «Отряда 731» 1930-1945 годов гулким эхом гуляют по историческим коридорам, просачиваются в СМИ и будоражат умы читателей. Однако некоторые японские политики до сих пор не признают преступных деяний своих предков в годы Второй мировой войны, искажают документально подтвержденные факты, порой сознательно замалчивают то, что пролило бы свет на истоки чудовищной агрессии Японии против народов Азиатско-Тихоокеанского региона.

Подготовил к публикации Алексей Ивашкин.